Рубрики

Бондарский народный календарь, 19 февраля

 19 февраля 1992 г. окончил свой земной путь схимонах Енох (Белан Емельян Ануфриевич), проживший много лет в селе Бондари. Родился Емельян в селе Канибатовка Лысогорского района Саратовской области в крестьянской семье, был старшим сыном. С малых лет трудился вместе родителями: пахал, сеял, пас скот. С детства Емельян был приучен читать Евангелие, повзрослев, не любил гулять с молодежью, в свободное время молился, читал Слово Божье. В годы коллективизации отказался идти в колхоз, за что подвергался гонениям, давлению со стороны советов. Первый раз арестовали Емельяна в 1933 году, но заключение было недолгим. Белан переехал после этого в с. Гусевка Кирсановского района, где был пастухом. Удивительны были молитвенные слова Емельяна: во время, когда он молился, коровы лежали спокойно. С этого момента под руководством старца о. Антония и началась подвижническая жизнь Емельяна: «Это стадо (имеется ввиду коровы) все могут пасти, а вот это стадо (монахинь, бывших на попечении старца) пасти некому. Помоги!» Было Емельяну дано правило – молится в 1 и 2 час ночи; будущий монах был наделен даром лечить людей, предвидеть будущее. Емельян арестован во второй раз в 1938 году и судим в Кирсанове тройкой НКВД по статье 35 УК РСФСР, приговорен к 3 годам ИТЛ. Сослан на Беломорканал. Несколько суток заключенные спали на снегу; потом начали строить бараки для заключенных, работать. Было очень голодно, Емельян не раз был на волосок от смерти, но каждый раз находился спасительный кусок хлеба, миска лапши. Освободили перед самой войной. Ехали освобожденные узники в вагоне домой, радовались, что все у них хорошо; на слова Емельяна о скорой войне, никто не обратил внимание. Страх перед репрессиями опять загоняют Белана в затвор, он живет в погребе в селе Гусевке три года с двумя парнями. Читают неугасимую Псалтирь при свечах. Вокруг Емельяна складывается небольшая община верующих, для которых он – духовный настоятель. Одна из его приближенных Анисья, бывшая учительница, спасенная молитвами Емельяна от смертельного недуга, дала зарок, что будет всегда помогать своему спасителю, и стала его келейницей. Новый арест случился в 1948 году – арестовали Емельяна вместе с окружением. Приговором Особого совещания при МГБ СССР от 7 октября 1950 г по статье 58-10, 11 УК РСФСР приговорен к 10 годам ИТЛ, сослан в Караганду. В лагере его звали «Святой», обижали, Емельян жив был одними молитвами. Однажды в камеру к Емельяну посадили человека, осужденного за людоедство. «Что-то я давно человеческого мяса не ел…» - постоянно поговаривал злодей, то ли запугивая Емельяна, то ли и впрямь, намереваясь продолжать свои злодеяния. Емельян очень его боялся. Много страшного видели узники лагеря строго режима: массовые расстрелы, издевательства сидевших по уголовным статьям, рытье собственных могил. Из воспоминаний монахини Анисии: «Подогнали танки и стали расстреливать из танков, из пулеметов… На заре 9-от Пятницы от Пасхи расстреливали. Кровь вычерпывали ведрами потом. Одни барак был с верующими. Хотели стрельнуть и в этот барак, но им сказали, что там верующие, и они отвернули танк. Пришли и к нам с собаками на цепях. «Выходи-и-и!» Мы вышли, стоим, молимся на Восток. Думаем, все, нас сейчас, расстреляют. Молимся. Потом начальник махнул рукой: «Ну ладно, я за ними после приеду». Утром идем: то там лужа крови, то там лужа… Все бараки развалены» Верующих не тронули, отправили по этапу. Вернулся Емельян в 1956 году, стал жить в затворе, тайно. Вокруг него опять образовывается группа верующих людей, в которую входят священники Павел Ершовский и Сергий Купорев. Эти священники пользовались особым авторитетом в верующей среде, служили тайно, справляли все православные праздники. Во многих местах образовывались подобные группы верующих, объединяясь вокруг наиболее уважаемых священников и монахов, они, подобно первым христианам, служившим тайно в катакомбах, сохраняли православие, поддерживали верующих в особенно тяжелые 40-60-е годы хрущевских гонений на церковь.

  Приблизительно в 1987 г. Емельян переехал в село Бондари. Дом его, расположенный по улице Комсомольской, 9, сохранился до нашего времени. У старца была особая молельная комната. Неотлучно до самой смерти при нем находилась келейница Анисья. Из окошек дома была видна церковь. На каждую церковную службу шли дорожкой вдоль огородов впереди грозная Анисья, позади тихонько схимонах Енох в скуфье и глубоких толстых галошах. Был он очень кроткого нрава, много народу тянулось к нему, но Анисья строго следила, чтобы он не брал денег, и отгоняла от него народ. Когда к нему подходили за благословлением, он брал в свои руки благословляемого и прижимал к сердцу. Простые люди заботились о верующих: ежедневно приносили молоко, хлеб, другие продукты питания. «У нас Господь богатый, Он нам пошлет», - говорил старец. Из воспоминаний Анисьи: «Его все любили, знали. Он странствовал одно время, больным помогал. Где какая рана, перекрестит, и враз заживет. Сколько людей он спасал от смерти!... Раз приезжает женщина. Ей сказали врачи, что у нее ребеночек в утробе не так лежит. Отец Енох ей говорит: «Читай Акафист «Споручница грешных». Она прочла. Он: «Ну, иди». «А как же ребеночек-то, неправильно ведь лежит?» «Как ему надо, так он и лежит». И, правда, теперь посмотрели – ребеночек лежит правильно». Одна женщина, прежде чем уехать в Украину, пришла к старцу за советом. «Не надо тебе ехать, - сказал Енох. Вижу, большими красными буквами надпись: «ВОЙНА! ВОЙНА! ВОЙНА! ВОЙНА!» Просительница никуда не поехала, а вскоре произошла Чернобыльская катастрофа. Еще одна подлинная история. В организации начали пропадать деньги. Получат работники заплату - обязательно у кого-нибудь деньги пропадут. Однажды пропал у сотрудницы весь кошелек с деньгами. Возмущению в коллективе не было предела. Группа сотрудниц решила обратиться за помощью к Еноху: шла молва, что он может знать, кто вор. Пришли в скромный домик схимонаха, обратились к нему с волнением и напором. Енох очень возмутился, мол, за кого вы меня принимаете, я не знахарь, даже за голову взялся: «Господи, спаси!» Сердито и громко начал читать какие-то молитвы, потом тише-тише и успокоился. Женщины ждали, что он имя вора назовет, а этого не произошло. Вернулись на работу ни с чем. С волнением собрались все в одном помещении, глянули, а на полу лежит тот самый кошелек с деньгами. Решили они, что либо просто его не заметили, либо вор подкинул украденное, испугавшись разоблачения со стороны старца. Деньги с тех пор у них не пропадали. Историй таких множество. До самого последнего дня не отходил Енох от отца Сергия Купорева, болевшего неизлечимым заболеванием. Молитвы схимонаха помогали бороться с невыносимыми болями, против которых были бессильны уколы. Подстригся в монахи отец Емельян в 1974 году в Москве, хотя фактически вел жизнь монашескую. В 1975 г. Билан принял схиму с именем Енох, (по-видимому, в честь ветхозаветного патриарха Еноха. Он постоянно читал Псалтирь, молился, отличался смирением, в своей жизни старался никого не обидеть. Ни одну травинку никогда не сорвал, ни один листочек; веточку сломать не мог – считал грех нарушать зря природу. Когда бы вы ни пришили на могилку к схимонаху: зимой ли, летом, к нему всегда не зарастает тропинка. Навестить его ходят те, кто знал Еноха и те, кто только слышал о нем. Праведный старец прожил долгую жизнь, оставив о себе добрую память людям, его духовным ученикам.

По вере жить - как это много!

Не уклоняясь от креста,

По вере жить и славить Бога.

За нас распятого Христа.

В молитве быть - как это много!

Встречать сердечную весну.

В молитве быть и слышать Бога Святого Духа тишину. 

По вере жить - как это много!

Не уклоняясь от креста,

По вере жить и славить Бога.

За нас распятого Христа.

В молитве быть - как это много!

Встречать сердечную весну.

В молитве быть и слышать Бога Святого Духа тишину.                                        


19-02-2019 Ступникова Г.Н.    Краеведение